Михаил Кричман: «Талант оператора - в таланте оператора» - Интервyou - Каталог статей - КиноРУ
Меню сайта
Категории каталога
Разное [73]
Словари [10]
Глоссарий терминов в области цифрового видео Словарь видеоэффектов и др.
Съёмка [35]
для начинающих
Сценарий [55]
Учебники, статьи по драматургии и др.
Режиссура [31]
Операторская работа [59]
Свет, коипозиция
Актерское мастерство [17]
Монтаж [49]
Звук [14]
Спецэффекты [14]
История кино [50]
Оборудование [18]
Программы [5]
Рецензии [5]
Интервyou [34]
Анимация [1]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта





stat24 -счетчик посещаемости сайта


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Четверг, 19.01.2017, 03:14ГлавнаяРегистрацияВход
КиноРу
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная » Статьи » Интервyou

Михаил Кричман: «Талант оператора - в таланте оператора»

Одна из первых работ Михаила Кричмана - фильм Андрея Звягинцева «Черная комната», затем последовали «Возвращение», фильм Веры Сторожевой «Небо.Самолет.Девушка» и «Бедные родственники» Павла Лунгина. Последняя картина - «Изгнание» А. Звягинцева дает полное право утверждать, что их творческий тандем состоялся.

Корр.: Небезызвестен тот факт, что вы стали оператором, не получив операторского образования. Как это случилось?

Кричман: Я закончил Академию печати, в прошлом - Полиграфический институт, технологический факультет. Мои родители были полиграфистами, и  я после армии поступил в институт, проучился на дневном отделении до третьего курса и перешел на заочное. Нужно было зарабатывать деньги, и я занялся бизнесом. Совершенно случайно познакомился с человеком, который закончил операторский факультет, и  мне захотелось самому изучить эту профессию. Я сказал ему, что могу помочь таскать шнуры на съемках фильма (улыбается). Через год он мне позвонил и пригласил на рекламный ролик, где я в мои обязанности входило лишь переводить фокус. Запорол другу первый дубль. Он же не сказал ни слова, за что ему благодарен. В итоге я оказался в монтажной студии. Тогда это была гостиница «Орленок», где были монтажные студии с «бетакамами», микшерскими пультами, звукоаппаратурой. Я получил предложение работать монтажером. Стал учиться, сидел в студии днями и ночами. Затем монтировал передачи для российского телевидения, снимал музыкальное видео, документальное кино. Встретился со Звягинцевым, и мы сняли «Черную комнату» (новелла «Бусидо»). А моей первой практикой в качестве оператора стал проект «Неизвестная планета» с путешественником Леонидом Кругловым. Мы снимали Кубу.

Корр.:  Пересматриваете ли вы свои работы? Замечаете свой профессиональный рост?

Кричман: Нет, не пересматриваю. Я боюсь роста. Если есть внутреннее движение, вы и так его ощущаете. Если перед вами стоит больший выбор, значит,  он вам предложен. И если вы можете выбирать, то вы уже чего-то добились. Мне помогает опыт работы монтажером. С режиссером обсуждаем какие-то вещи заранее или на площадке, пытаемся выстраивать линию, продумываем и снимаем. В монтаже я не принимаю участия.

Андрей Звягинцев  показывал версии первых сборок: иногда полных, иногда неполных. Мы пытались  вместе монтировать «Черную комнату», но я, должно быть, слишком нетерпеливый. Мне нужен человек,  которого можно спросить и от его ответа оттолкнуться в противоположную сторону. А Андрей вообще не любит практику монтажа на площадке.

Корр.: Если требуется зарисовать композицию длинного монтажного плана, вы выбираете ключевые мизансцены?

Кричман: Сейчас припомнил один план, который был придуман и зарисован: в «Возвращении», когда дети тащат отца по лесу. Его тело вы видите с появления травы в кадре, затем видите ноги. Мы старались соблюдать три или четыре фазы действия, нарисованного в деталях на бумаге. В «Изгнании» мы продумывали все проходы: двери дают глубину, приоткрывая второй план, и актерам интереснее двигаться в таком пространстве. Например, второй этаж, на который девушка поднимается с бельем, - это декорации. Фоном служит барабан диаметром шесть метров, расположенный за окном. Его крутили три постановщика с разной скоростью. Вручную легче было все настроить, мы нашли нужный режим и установили осветительные приборы на стене. Декорацию разместили на шесть рессоров. Был длинный кабель, который  располагался на одном или двух приборах на барабане, что давало блики на лицах. Когда из тоннеля выезжает портрет Марии, что слышно по звуку, вводился свет, который был направлен в один пенопласт, он отражался во второй и уже со второго попадал на Марию. А тени от столбов - это палочки, которые вертелись вокруг прибора. Они давали странную, но вполне естественную тень на лицах.

Корр.: Какая использовалась оптика? С какими трудностями вы сталкивались при съемках фильмов?

Кричман: Я использовал оптику, которая сжимает изображение. Практически 80% фильма снято на один объектив — 75-тый.

А без трудностей, конечно, не обойтись. Например,  в «Изгнании», когда Вера объявляет Алексу о беременности, он встает и идет на камеру. Сцена снималась в режиме, при котором просто невозможна хорошая видимость, и оператору Майорову пришлось все снимать на глаз. А вот в сцене «Возвращения», где герои вытаскивают машину из грязи, у меня возникло ощущение катастрофы: ничего не получалось, все валилось из рук, вода шла плохо, машина не буксовала нужным образом. Андрей не мог добиться каких-то важных вещей от актеров. Сцена была решена полностью на месте, хотя имелись предварительные раскадровки. Мы даже с Андреем поссорились и полдня не разговаривали. Но такие глупости, конечно, не надо себе позволять.

Корр.: Вы замечали когда-нибудь, что сняли кадры, фрагменты, которые не похожи на работы других авторов, операторов?

Кричман: Нет, были только моменты, когда приходилось переснимать что-то из-за нехватки времени, трудностей с освещением. Когда запускается проект и начинается работа над сценарием, у человека, который читает хорошую литературу, возникают образы. Чтобы украсть вещь, надо чтобы это хорошо получилось. Вспомните фильм «Семь», сколько было попыток воссоздать сцены погони? Безрезультатно! Я опираюсь на изображение, на опыт восприятия той или иной картины.

Корр.: Вам нравится восточное кино?

Кричман: Да. Люблю работы Ким Ки Дука и Куросавы. У них свой подход к мизансценированию и гармонии в кадре. Слышал историю о режиссере Ясудзиро Одзу. Это человек, который снимал очень много фильмов, и в итоге отказался от объективов, кроме одного, пятидесятого, и камера всегда стояла в нижней точке, на уровне сидящего человека. Это путь к собственной гармонии и к восприятию мира, мне это близко.

Корр.: В чем талант оператора?

Кричман: В таланте оператора. Если вы смотрите через объектив и вам нравится то, что происходит, тогда вы в правильном месте в правильное время. Я хотел быть оператором, но не очень понимал, как это вообще может быть. Так получилось, что вне времени и вне действия встретился с человеком, который ввел меня в кинематограф.

Категория: Интервyou | Добавил: admin (31.01.2009) | Автор: Жанар Секербаева
Просмотров: 1737 | Рейтинг: 5.0/3 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Хостинг от uCozCopyright http://kinoru.ucoz.ru © 2017